ступени
Случай — это когда Господь хочет остаться анонимным (с)
Список причин неверности велик – от эволюционной необходимости до алкогольного опьянения. Возможно, у партнера, который изменяет, есть еще и генетические оправдания? Клинический психолог размышляет о природе измены – прежде всего женской.
Опросы исследовательского центра Чикагского университета свидетельствуют: процент неверных супругов на протяжении многих лет остается стабильным и составляет чуть более 20% для мужчин и 10-15% для женщин.
И если мужское поведение можно объяснить требованиями эволюции, то с женским все намного сложнее. Ведь чем больше партнерш удается оплодотворить мужчине, тем выше его шансы выполнить свое биологическое предназначение – оставить потомство. А вот к женщинам эта логика неприменима: количество партнеров практически не влияет на вероятность забеременеть. Так зачем же, спрашивается, им это надо? Клинический психолог Ричард Фридман проанализировал наиболее яркие исследования на эту тему.

СПРЕЙ ДОВЕРИЯ
Догадки о том, что неверность может быть связана с генетикой, высказывались уже достаточно давно. Назывались и претенденты на незавидную роль инициаторов супружеских измен – гены, ответственные за синтез гормонов вазопрессина и окситоцина. Сами по себе эти гормоны связаны отнюдь не только с сексуальным поведением. В большей степени они влияют на формирование чувства доверия и склонности к устойчивым социальным связям (без которых, впрочем, верность тоже вряд ли возможна). Так, в одном из исследований участникам предлагали сыграть в экономическую игру. Они выступали в роли инвесторов, вкладывавших условные средства в те или иные проекты. И в ряде случае получали щедрые дивиденды, а в ряде – теряли все свои инвестиции. Перед началом игры все участники принимали препарат, повышающий уровень окситоцина. Точнее, настоящий препарат принимала лишь половина испытуемых, другая половина получала плацебо.
Результаты оказались впечатляющими. Те игроки, которые принимали плацебо, вели себя намного осторожнее, предпочитая вкладываться лишь в разумные проекты. А те, кто получал окситоцин, инвестировали в самые нереалистичные начинания, верили самым нелепым посулам и ничуть не смущались постоянными проигрышами.3 В других исследованиях было установлено, что вазопрессин тоже оказывает влияние на социальные стратегии поведения.
Потенциально это позволяет использовать окситоцин и вазопрессин в лечении серьезных психических отклонений. Так, аутизм, например, связан с дефицитом доверия, и есть предварительные данные, свидетельствующие о том, что прием окситоцина приносит в этой ситуации определенные положительные результаты. А редкое генетическое заболевание, известное как синдром Вильямса, напротив, характеризуется излишней доверчивостью и стремлением к установлению связей без какого-либо критического отношения к незнакомцам. Уровень окситоцина у таких больных в среднем в три раза превышает норму. И блокирование его синтеза также представляется перспективным.
Впрочем, эти же исследования породили и массу спекуляций. Например, о том, что добавление окситоцина в состав парфюмерии или освежителей воздуха (а гормон усваивается прежде всего интраназально) поможет стать более привлекательными или облегчить ход трудных переговоров. Идея сомнительна, да и в любом случае до создания «спрея доверия» человечество пока не добралось.
МЫШИ-ДОНЖУАНЫ
Однако вернемся к изменам. Психолог Томас Инсел (Thomas R. Insel), возглавляющий Национальный институт психического здоровья США, был одним из первых ученых, обративших внимание на воздействие, которое уровень вазопрессина и окситоцина оказывает на сексуальное поведение у животных.
Инсел изучал два близкородственных вида грызунов – горных и прерийных полевок. При всем сходстве, эти животные кардинально отличаются во взглядах на семейную жизнь. Прерийные полевки моногамны, после сексуального контакта они образуют пары и совместно растят потомство в норках. Горные же полевки демонстрируют достойную порицания распущенность, предпочитая разовые сексуальные контакты. Томас Инсел обнаружил, что это различие может быть обусловлено рецепторами вазопрессина.
У горных и прерийных полевок они расположены в абсолютно разных зонах мозга. И если у прерийных они сосредоточены поблизости от центра удовольствия, то у горных – преимущественно в амигдале (миндалевидном теле) – области, связанной с переживаниями беспокойства и страха. Таким образом, выработка вазопрессина, поощряющего доверие и социальные связи, стимулирует у прерийных полевок центр удовольствия – и они искренне наслаждаются своей моногамностью. А у их горных сородичей тот же самый вазопрессин стимулирует переживания тревоги и страха – до верности ли тут!
Мало того, дальнейшие исследования установили еще более удивительную вещь. Используя вирусы как средство «доставки» генов, ответственных за синтез вазопрессина, ученые смогли искусственно активировать его рецепторы рядом с центром удовольствия в мозге самцов горных полевок. И те, известные своим донжуанским поведением, вдруг стали моногамны. На самок горных полевок тот же эффект произвела искусственная активация рецепторов окситоцина.
40 ПРОЦЕНТОВ ИЗМЕН
Так ли обстоит дело у людей? Представьте, да. Ну, во всяком случае, очень на то похоже. Свидетельством чему –исследование австралийского психолога Брендана Зитча (Brendan P. Zietsch). Который, кстати, преодолел ради своей работы полмира, отправившись в Финляндию. В его исследовании приняли участие 7400 финских близнецов и их родственников. Обязательным условием был стаж партнерских отношений не менее года.
Зитч установил, что на протяжении этого года 9,8% мужчин и 6,4% женщин имели сексуальные связи с двумя и более партнерами. А затем проследил взаимосвязь между случаями неверности и 5 вариантами мутаций гена, кодирующего выработку вазопрессина в организмах неверных партнеров. И обнаружил, что до 40% случаев женских измен могут быть обусловлены именно генетикой.
Исследование Брендана Зитча признано самым масштабным и основательным на данную тему на сегодняшний день. Тем не менее, оно едва ли дает окончательный ответ на вопрос о причинах неверности. Хотя бы потому, что никакого влияния окситоцина ни на мужчин, ни на женщин в работе Зитча обнаружить не удалось – хотя в нескольких предыдущих исследованиях такое влияние отмечалось. Да и с историей горных полевок все это как-то не очень стыкуется.
Но дело даже не в этом. Как бы далеко ни зашла наука в исследовании этой темы, человечество вряд ли придет к выводу, что раз уж измена обусловлена генетически, с ней можно только смириться, - уверен Ричард Фридман. Разумеется, мы не в состоянии выбрать себе подходящие гены – по крайней мере, пока. Однако контролировать эмоциональные импульсы, спровоцированные теми или иными генами – прямая обязанность человека разумного. И к женщинам это тоже относится.

Взято тут: www.psychologies.ru/couple/krizis-otnoshenij/su...

@темы: Секс, Отношения, Мнение, Измена